i_delyagin (i_delyagin) wrote,
i_delyagin
i_delyagin

Categories:

Придумал сюжет для фантастической повести

Галактика давно заселена. Настолько давно, что после некоторых галактических войн человечество пребывает как бы «в рассеянии» и планета происхождения неизвестна. Точнее, право такой называться оспаривают несколько миров, но ещё точнее, для понимающих – это туристические аттракционы. Среди них есть и важные, богатые миры, и захудалые, живущие «по-французски», убеждением с мира, что вино имеет «первый нос», «тонкие оттенки» и т.п. Вот так и они – показывают пустыри и развалины недавнего происхождения и на том имеют свою денежку. Ну что, же национальная проституция – это туризм. Проституция обыкновенная тоже процветает. В галактике довольно свободные нравы. Но для понимающих – для кого свободные.
Временами какой-то мир объявляется «внеэкономическим» и отключается от регулярных рейсов и другого сообщения с ним. Как правило, это захудалые миры, что-то вроде агропоселений, «не вырабатывающих продукта», как обыкновенно объявляют в разъяснительной кампании перед «отключением мира». Впрочем, Ойкумена, сама не имеющая ни определённых центров, ни столицы, проявляет милосердие. Как бы. Перед отключением выдаётся грант желающим переехать из «отсталого» мира. Мест, конечно, меньше чем жителей, и условия – специфические. Если вчитаться, то много становится понятно. После «отключения» такой мир, как правило, превращается в часть «серой зоны» человечества, точного размера никто не знает. Нет, туда по-прежнему продолжают заходить корабли контрабандистов и туристов – последние с не всегда ясно декларируемыми целями.

Однажды очередной серенький мирок, который даже полностью не покрыли человеческие поселения, промышляющий сельским хозяйством и состоящий на довольствии у себя, объявляют подлежащим «отключению». Ничего необычного, рядовой случай. Но по грантам с этого мира выбирается ещё молодой человек, работавший там ветеринаром. Тоже ничего необычного, рядовой случай – ему предстоит в возмещение отслужить в армии. Гранты отсталым мирам не благотворительность! Войн официально нет, но армия нужна, а для чего, особенного не рассказывают. Вскоре наш герой обнаруживает – войны всё же есть. Он предпочитает не задумываться, зачем и откуда эти войны берутся, тем более они называются не войны, а «операциями по поддержанию мира». Кроме того, его лояльность простимулирована продлением жизни. У него оказалась специальность позволяющая пройти переквалификацию на военного вирусолога и он в дополнение к гранту получает бонус – продление жизни. В самих «операциях» он не участвует, а его деятельность оказывается сосредоточена на приёмке новых образцов и приспособлении их к использованию. Вроде бы так, что образцы приходят с заброшенных после прежних великих галактических войн планет.


Проходит время, он увольняется и готовиться жить обывателем в улье города. Жизнь достаточно неприятна, но повсюду «четвёртая стена» пропаганды, рекламы и других фантиков. Жители вроде бы и не покушаются сходить с ума или бунтовать.
Правда, ему всё равно неловко в улье-городе, сказывается происхождение.
Живёт он скромно, работает в какой-то гражданской лаборатории.

Какое-то время его жизнь тянется и почти подходит к концу. Но компьютеры армии, перетряхнув свои big data, решают, что он хороший кандидат.

Хорошего кандидата вызывают и дают ему предложение, от которого сложно отказаться – продление жизни. Он соглашается. В обмен – полёты с экспедициями на запустыненные после великих галактических войн и работа по специальности: сбор болезнетворных и вирулентных агентов.
На этот раз он получает даже как бы объяснение, в галактике выживание зависит от фактора, насколько закончились великие галактические войны. Формально они закончились, а вот оружие древних об этом не знает. Надо иметь противооружие.

После получения нового контракта герой задумывается о продлении жизни, если оно так просто, то почему большинство сохраняет прежнюю продолжительность. Эту мысль он не додумывает до конца.
Дальше он отправляется в три экспедиции – две из них на пыльные миры, в которых закаменело от времени всё, что было, на третьей он не гибнет единственный. Там оказывается болезнетворный агент. Экспедиция закончилась успешно! Так считает руководство. Образец уходит в нети государства, а герою даёт отставку.

Получив свободное время – почти по ошибке компьютера – он получает военную пенсию и имеет небольшие скопления, он начинает заниматься странным. Мёртвыми языками, мифами и древней литературой. Через какое-то время он приходит к убеждению, что обществом правят «бессмертные», те, кто распространил на себя право жить вечно, другим предоставляемое в редкости и в урезанном виде «продления жизни». Впрочем, ему почти всё равно. Что-то на него всё больше давит, семьи у него нет, смерти он не боится, старость подходит. Его убеждения его не пугают. Он сидит, теперь понимая, что за липкая ловушка эта галактика, и почитывает. Пока перед ним не начинает маячить очередная догадка.

Вот тут-то к нему приходят. Дают авансы «на вступление в круг». Внутренне он не верит и понимает, что обречён. Но ему ставят условие и делают предложение последнее «продление жизни» и экспедиция, перед тем, как «войти в круг». Предложение объясняют, что он выбран – для экспедиции – по редкому сочетанию знаний. Случай необычный, нужен именно такой человек. Поразмыслив, герой соглашается – всё же умирать прямо сейчас он не хочет. Да и подозревает, что просто умереть ему не дадут. Делает вид что верит. Впрочем, жизнь ему опять продляют и опять возвращают молодость. И опять экспедиция.

На этот раз планета действительно необычная. Планета-пустыня. Песок на всей планете и никакой воды. Но видно, что она была заселена немудрёной цивилизацией совсем недавно – лет триста назад. Даже дерево в рамах окон не успело истлеть, а на своеобразной, мы бы сказали, напоминающую китайскую, мебели ещё видны следы красок. Но совершенно нет жизни. Ни людей. Ни животных. Ни насекомых. Даже бактерий. Планета стерильна.

На планету высаживают несколько частей. Среди них военные, есть гражданские. Они устраивают городки, огораживаясь габионами. Что-то ищут. Неизвестный ответ. Неизвестен даже правильный вопрос. Как артикулировать вопрос: как планета стала стерильной. Им дают в помощь данные спутников и планетарных зондов – оказывается, машины собирали информацию о планете два десятка лет. Это не помогает. Продовольствие и припасы им доставляют – но вот странность – на невозвращаемых в космос носителях.

Быстро становится ясно, что установлен карантин. А они заперты. Они продолжают искать – сообразительные догадываются, что если найдёт, то может карантин снимут – и наш герой вместе с ними.

Перед тем, как из ближнего космоса ушли корабли, он делает некоторые умозаключения. Видимо, там, в космосе, тоже сделали такие выводы. Они ведь не только получали всю информацию, они знали больше. Герой понимает, что «рассеяние» человечества не только и главным образом не следствие галактических войн. Первой причиной было появление «чистильщика». Они столкнулись с планетой, на которой работал чистильщик – и не так давно. Анонимные отцы этого мира послали их в надежде кое-что разузнать о чистильщике. Но герой оказывается не настолько глуп, чтобы передать им свои догадки. Он понимает, что с планеты их всё равно не поднимут – понимал это и раньше, поэтому к билету в один конец взял ещё кое-что.

Чистильщик, как предполагает герой, это своеобразная машина, подобная жизни. Перед кристаллизацией атомы занимают все возможные позиции – суперпозиции – а вот выстраивает их в кристалл машина. Как она устроена герой не понимает, но скоро узнаёт, как работает. Чистильщик нацелен на жизнь, а в особенности на разумную. Последняя для него особенно уязвима – но вовсе не в том смысле, что он её травит или убивает сам. Он подбивает и блазнит. На безумные и самоубийственные поступки.

Книга кончается бегством главного героя и нескольких других персонажей – я же сказал, что он кое что припас в дополнение к билету в один конец – на соседнюю планету. Она кислородная, богата жизнью и так похожа на его Родину. А может, даже лучше. Позади остаётся Марс, они летят на Землю. А чистильщик? А разве можно его найти в океане песка, в который он превратил Марс? Какая-то пылинка, может, застряла на капсуле корабля дезертиров, а может, была перенесена естественным способом на Землю.

Проходит неопределённое время. Но настолько долгое, чтобы можно было сказать – это были тысячелетия.

В наше время где-то уже на Земле, в появившейся пустыне ещё зелёной и кислородной планеты лежит камень. Даже не так, кристалл. Это машина. Она работает. Она не спешит. Она всегда делает свою работу, но чужими руками. Такое условие поставили в неё создатели. Это очень-очень важное условие. «Местные должны сами себя уработать».





Оригинал этой записи находится на https://i-delyagin.dreamwidth.org/97183.html
Вы можете всегда оставить комментарий там с помощью OpenID
Subscribe

  • 2021

    Меры кажутся преполненными и дарами, а не положенными с подтасовкой, когда вы молоды - и это всего лишь голос молости. Своего тела, которое привыкло…

  • Крылов умер

    Крылов умер, а ему ещё надо было много сказать. В отличии от того же Галковского, которое оселое тесто, только ... может. Крылов нет, он только…

  • Сегодня вечером я буду здесь,

    потом расскажу почему и зачем: https://fitkick.ru/ Оригинал этой записи находится на https://i-delyagin.dreamwidth.org/107625.html Вы можете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • 2021

    Меры кажутся преполненными и дарами, а не положенными с подтасовкой, когда вы молоды - и это всего лишь голос молости. Своего тела, которое привыкло…

  • Крылов умер

    Крылов умер, а ему ещё надо было много сказать. В отличии от того же Галковского, которое оселое тесто, только ... может. Крылов нет, он только…

  • Сегодня вечером я буду здесь,

    потом расскажу почему и зачем: https://fitkick.ru/ Оригинал этой записи находится на https://i-delyagin.dreamwidth.org/107625.html Вы можете…